roomd: (roomd)
В рассказе про Амстердам самое оживленное обсуждение в комментах вызвала туалетная тема. Так как до конца посты всё равно никто не читает, начну и здесь с интересущией многих тематики. Сразу после погранконтроля забежал в заведение. Прилететь мне довелось в старый терминал в Шереметьево и в заведении сразу пахнуло родным говнецом, прямо как в уборных на ВДНХ в 70-е года. Сразу чувствуешь, что прилетел по назначению. Сразу скажу, что это было единcтвенное негативное впечатление такого рода -- с туалетами в Москве всё хорошо, в моллах на уровне мировых стандартов, а в ГУМе так и вообще отлично:
P1130728

Если увеличить табличку, то вместе с историей туалетов ГУМа есть и прейскурант по пользованию музейными унитазами: 150 рублей, а женщины за 500 могу сходить и в душевую (дискриминация!):
P1130729

По серьёзному же, на мой взгляд, в Москве произошёл большой инфраструктурный рывок, поставивший её вполне на уровень городов Европы, и точно впереди города, рядом с которым я сейчас живу. Трудно обозначить это чем-то одним, скорее на уровне многих мелочей видно, что происходит много правильных и прогрессивных движений. Но в первую очередь это МЦК, железнодорожное кольцо, бывшее грузовым, идеи о переоборудовании которого в пассажирское носились в воздухе десятилетиями, но воплотились только сейчас. Частично оно проходит через не сильно заселенные районы, что делает его потенциал ещё более огромным. Там где рядом оказались станции метро -- сделаны переходы. Тарифно линия включена в систему метрополитена и все пересадки с/на метро бесплатны.

Я побывал на станциях:
Владыкино:
P1130553

МЦК, метро с музеем, трамваи, лифт, авто, электрички, велосипеды )
roomd: (roomd)
Признак удобства страны -- это когда через 45 минут после выхода из самолёта в гейт ты оказываешься в центре города -- и паспорта проверяют без ненужных проволочек и вопросов, и электрички ходят часто и быстро:
P1130392

Хоть и 8 утра, ещё непривычно темно (этому же удивился 4 года назад зимой в Германии, как-то забываешь здесь, что живёшь довольно прилично на юге, по сравнению с Северной Европой). Поэтому есть время поизучать трамваи, кучкующиеся у вокзала:
P1130404

К высадке в город я не готовился вообще никак, поэтому пошёл куда глаза глядят, всего пару раз взглянув на карту:
2017-02-01_06-33-26

Так что задумываться о том, что я интересного пропустил даже не приходится, наверняка практически всё. Широкая улица пустынна, магазины ещё закрыты, только один за другим проезжают полные трамваи:
Амстердам )
Все фото
FB link back
roomd: (trains)
Так как я на метро езжу совсем редко, то прокатиться на поезде последней 7000-й серии довелось только сегодня вечером. Как и читал где-то в комментах на GGW, шум от них немного непривычный в связи с переходом с алюминия на сталь в качестве основного материала, от грохота на стыках действительно ощущение, как будто ты в Нью-Йорском метро. Говорят, что и вес у них больше, интересно, насколько быстро они окончательно раздолбают и так разваливающуся инфраструктуру. Выглядят красиво, значительно более блестяще:
20170104_182223

Внутри интерьер тоже какой-то неместный, табло со станциями как в НЙ, но сиденья остались в положении как прежде:
20170104_181922

Естественно, идиотская 5-секундная задержка перед открытием дверей имела место быть.
roomd: (roomd)
Сидит в музее человек за своим телефоном:
P1070723

Сидит и никого вокруг не видит:
P1070725

А неподалеку другой человек широкими шагами несёт Книгу. В нём гордость и уверенность, а под полями шляпы мне видятся тёмные очки:
P1070739

Он не смотрит на золото:
музей )
roomd: (roomd)
Это беспрецедентно, метро внезапно закрывается на весь день для срочной проверки кабелей на пожаробезопасность после понедельничного пожара (аналогичного пожару год назад, когда от дыма погиб человек). Сайт уже лежит. Беспрецедентен даже не сам факт закрытия (в снег тоже бывало), а его внезапность -- новость появилась в 4 вечера накануне. Либо новый менеджер, который до этого управлял аэропортом, привык к экстренным мерам даже по мелочам, либо они накопали что-то реально плохое, либо это шантаж/итальянская забастовка всех причастных по принципу "чем хуже". Чтобы то ни было, система, которой страна могла гордиться ещё когда я приехал не так уж и давно, доведена до ручки настолько, что даже я, всем известный поклонник алтернативных машине видов транспорта, практически перестал ей пользоваться. Печально это.

2016-03-16_12-08-18

roomd: (roomd)
В ходе исследования, нет ли каких-то ограничений на перевозку в самолёте остроконечных устройств для горного туризма, среди прочих вещей был обнаружен отдельный пункт про перевозку воды Замзам в десятилитровых канистрах. Чего только на свете не узнаешь в самых неожиданных местах!

К той же теме, изумительно, но одного члена нашей экспедиции пустили в самолёт с кошками в ручной клади.

۞۞۞

После захода на Демократа ходовой шуткой было, "Хорошая поездка, 5 (3) Рейниров по цене/времени одного".

۞۞۞

Ближайшим к дому был городок под названием Alma. Хозяева магазина в нём сыграли на сходстве с Вал-мартом:
P1070395

Городок сам дыра дырой, с грязными улицами и ржавеющими траками по дворам. Утверждают, тем не менее, что это самое высокое в США муниципальное образование. Из него в соседний город Fairplay, значительно более приятный на вид (ездили туда к ближайшей заправке), идёт вдоль шоссе натуральная велодорожка как в какой-нибудь Финляндии.

۞۞۞

В зале ожидания в аэропорту Денвера стоит несколько экранов с игрой Pexeso. В рамку экрана сверху вделана камера, чтобы отправить куда следует лица тех, кто соберёт игру меньше чем за 10 секунд:
P1070537

Аэропорт порадовал своим удобством и современностью. Во вполне нагруженное время в 6:30 вечера в понедельник очередь на проверку была меньше минуты, а всё потому, что открыто с десяток станций досмотра, а не две, как в Дулесе. В поездах между терминалами при отходе и подходе проигрываются кантри-джинглы. Только прилетели, на станции посадки нас поприветствовал астронавт Джек Свайгерт, автор известной фразы:
разное )
roomd: (roomd)
P1060978

Вместо эпиграфа: открытие трамвая в Старгороде (многабукав из 12 стульев):
"Физкультурники по команде раздельно кричали нечто невнятное.
Все шло, ехало и маршировало к новому трамвайному депо, из которого ровно в час дня должен был выйти первый в Старгороде вагон электрического трамвая.
Никто в точности не знал, когда начали строить старгородский трамвай.
Как-то, в двадцатом году, когда начались субботники, деповцы и канатчики пошли с музыкой на Гусище и весь день копали какие-то ямы. Нарыли очень много глубоких и больших ям. Среди работающих бегал товарищ в инженерской фуражке. За ним ходили с разноцветными шестами десятники. В следующий субботник работали в том же месте. Две ямы, вырытые не там… где надо, пришлось снова завалить. Товарищ в инженерской фуражке налетал на десятников и требовал объяснений. Новые ямы рыли еще глубже и шире.
Потом привезли кирпич, и появились настоящие строительные рабочие. Они начали выкладывать фундамент. Затем все стихло. Товарищ в инженерской фуражке приходил еще иногда на опустевшую постройку и долго расхаживал в обложенной кирпичом яме, бормоча:
– Хозрасчет.
Он похлопывал по фундаменту палкой и бежал домой, в город, закрывая ладонями замерзшие уши. Фамилия инженера была Треухов. Трамвайная станция, постройка которой замерла на фундаменте, была задумана Треуховым уже давно, еще в 1912 году, но городская управа проект отвергла. Через два года Треухов возобновил штурм городской управы, но помешала война. После войны помешала революция. Теперь помешали нэп, хозрасчет, самоокупаемость. Фундамент на лето зарастал цветами, а зимой дети устраивали там ледяные горки.
Треухов мечтал о большом деле. Ему нудно было служить в отделе благоустройства Старкомхоза, чинить обочины тротуаров и составлять сметы на установку афишных тумб. Но большого дела не было. Проект трамвая, снова поданный на рассмотрение, барахтался в высших губернских инстанциях, одобрялся, не одобрялся, переходил на рассмотрение в центр, но независимо от одобрения или неодобрения покрывался пылью, потому что ни в том, ни в другом случае денег нe давали.
– Это варварство! – кричал Треухов на жену. Денег нет? А переплачивать на извозопромышленников, на гужевую доставку на станцию товаров есть деньги? Старгородские извозчики дерут с живого и с мертвого! Конечно, монополия мародеров! Попробуй пешком с вещами за пять верст на вокзал пройтись!.. Трамвай окупится в шесть лет!
Его блеклые усы гневно обвисали. Курносое лицо шевелилось. Он вынимал из стола напечатанные светописью на синей бумаге чертежи, сердито показывал их жене в тысячный раз. Тут были планы станции, депо к двенадцати трамвайных линий.
– Черт с ними, с двенадцатью. Потерпят. Но три, три линии! Без них Старгород задохнется. Треухов фыркал и шел в кухню пилить дрова. Все хозяйственные работы по дому он выполнял сам. Он сконструировал и построил люльку для ребенка и стиральную машину. Первое время сам стирал белье, объясняя жене, как нужно обращаться с машиной. По крайнею мере пятая часть жалованья уходила у Треухова на выписку иностранной технической литературы. Чтобы сводить концы с концами, он бросил курить.
Потащил он свой проект и к новому заведующему Старкомхозом Гаврилину, которого перевели в Старгород из Самарканда. Почерневший под туркестанским солнцем новый заведующий долго, но без особого внимания слушал Треухова, невнимательно пересмотрел все чертежи и под конец сказал:
– А вот в Самарканде никакого трамвая не надо. Там все на ешаках ездят. Ешак три рубля стоит – дешевка. А подымает пудов десять!.. Маленький такой ешачок, даже удивительно!
– Вот это есть Азия! – сердито сказал Треухов. – Ишак три рубля стоит, а скормить ему нужно тридцать рублей в год.
– А на трамвае вашем вы много на тридцать рублей наездите? Триста раз. Даже не каждый день в году.
– Ну, и выписывайте себе ваших ишаков! – закричал Треухов и выбежал из кабинета, ударив дверью.
С тех пор у нового заведующего вошло в привычку при встрече с Треуховым задавать ему насмешливые вопросы:
– Ну как, будем выписывать ешаков или трамвай построим?
Лицо Гаврилина было похоже на гладко обструганную репу. Глаза хитрили.
Месяца через два Гаврилин вызвал к себе инженера и серьезно сказал ему:
– У меня тут планчик наметился. Мне одно ясно, что денег нет, а трамвай не ешак – его за трешку не купишь. Тут материальную базу подводить надо. Практическое разрешение какое? Акционерное общество! А еще какое? Заем! Под проценты. Трамвай через сколько лет должен окупиться?
– Со дня пуска в эксплуатацию трех линий первой очереди – через шесть лет.
– Ну, будем считать через десять. Теперь – акционерное общество. Кто войдет? Пищетрест, Маслоцентр. Канатчикам трамвай нужен? Нужен! Мы до вокзала грузовые вагоны отправлять будем. Значит, канатчики! НКПС, может быть, даст немного. Ну, губисполком даст. Это уж обязательно. А раз начнем – Госбанк и Комбанк дадут ссуду. Вот такой мой планчик. В пятницу на президиуме губисполкома разговор будет. Если решимся – за вами остановка.
Треухов до поздней ночи взволнованно стирал белье и объяснял жене преимущества трамвайного транспорта перед гужевым.
В пятницу вопрос решился благоприятно. И начались муки. Акционерное общество сколачивали с великой натугой. НКПС то вступал, то не вступал в число акционеров. Пищетрест всячески старался вместо 15 % акций получить только десять. Наконец, весь пакет акций был распределен, хотя и не обошлось без столкновений. Гаврилина за нажим вызвали в ГубКК. Впрочем, все обошлось благополучно. Оставалось начать.
– Ну, товарищ Треухов, – сказал Гаврилин, – начинай. Чувствуешь, что можешь построить? То-то. Это тебе не ешака купить.
Треухов утонул в работе. Пришла пора великого дела, о котором он мечтал долгие годы. Писались сметы, составлялся план постройки, делали заказы. Трудности возникали там, где их меньше всего ожидали. В городе не оказалось специалистов-бетонщиков, и их пришлось выписать из Ленинграда. Гаврилин торопил, но заводы обещались дать машины только через полтора года. А нужны они были, самое позднее, через год. Подействовала только угроза заказать машины за границей. Потом пошли неприятности помельче. То нельзя было найти фасонного железа нужных размеров, то вместо пропитанных шпал предлагали непропитанные. Наконец, дали то, что нужно, но Треухов, поехавший сам на шпалопропиточный завод, забраковал 60 % шпал. В чугунных частях были раковины. Лес был сырой. Рельсы были хороши, но они стали прибывать с опозданием на месяц. Гаврилин часто приезжал в старом простуженном «фиате» на постройку станции. Здесь между ним и Треуховым вспыхивали перебранки.
Покуда строились и монтировались трамвайная станция и депо, старгородцы только отпускали шуточки.
В «Старгородской правде» трамвайным вопросом занялся известный всему городу фельетонист Принц Датский, писавший теперь под псевдонимом «Маховик». Не меньше трех раз в неделю Маховик разражался большим бытовым очерком о ходе постройки. Третья полоса газеты, изобиловавшая заметками под скептическими заголовками: «Мало пахнет клубом», «По слабым точкам», «Осмотры нужны, но при чем тут блеск и длинные хвосты», «Хорошо и… плохо», «Чему мы рады и чему нет», «Подкрутить вредителей просвещения» и «С бумажным морем пора покончить» – стала дарить читателей солнечными и бодрыми заголовками очерков Маховика: «Как строим, как живем», «Гигант скоро заработает», «Скромный строитель» и далее, в том же духе.
Треухов с дрожью разворачивал газету и, чувствуя отвращение к братьям-писателям, читал о своей особе бодрые строки:
…Подымаюсь по стропилам. Ветер шумит в уши.
Наверху – он, этот невзрачный строитель нашей мощной трамвайной станции, этот худенький с виду, курносый человек, в затрапезной фуражке с молоточками.
Вспоминаю: «На берегу пустынных волн стоял он, дум великих полн».
Подхожу. Ни единого ветерка. Стропила не шелохнутся. Спрашиваю:
– Как выполняются задания?
Некрасивое лицо строителя, инженера Треухова оживляется… Он пожимает мне руку. Он говорит:
– Семьдесят процентов задания уже выполнено. Статья кончалась так: Он жмет мне на прощанье руку… Позади меня гудят стропила. Рабочие снуют там и сям. Кто может забыть этих кипений рабочей стройки, этой неказистой фигуры нашего строителя?
МАХОВИК.
Спасало Треухова только то, что на чтение газеты времени не было и иногда удавалось пропустить сочинения т. Маховика.
Один раз Треухов не выдержал и написал тщательно продуманное язвительное опровержение.
«Конечно, – писал он, – болты можно называть трансмиссией, но делают это люди, ничего не смыслящие в строительном деле. И потом я хотел бы заметить т. Маховику, что стропила гудят только тогда, когда постройка собирается развалиться. Говорить так о стропилах – все равно, что утверждать, будто бы виолончель рожает детей. Примите и проч.»
После этого неугомонный Принц на постройке перестал появляться, но бытовые очерки по-прежнему украшали третью полосу, резко выделяясь на фоне обыденных: «15 000 рублей ржавеют», «Жилищные комочки», «Материал плачет» и «Курьез и слезы».
Строительство подходило к концу. Термитным способом сваривались рельсы, и они тянулись без зазоров от самого вокзала до боен и от привозного рынка до кладбища.
Сперва открытие трамвая хотели приурочить к девятой годовщине Октября, но вагоностроительный завод, ссылаясь на «арматуру», не сдал к сроку вагонов. Открытие пришлось отложить до Первого мая. К этому дню решительно все было готово.
Концессионеры гуляючи дошли вместе с демонстрациями до Гусища. Там собрался весь Старгород. Новое здание депо обвивали хвойные дуги, хлопали флаги, ветер бегал по лозунгам. Конный милиционер галопировал за первым мороженщиком, бог весть как попавшим в пустой, оцепленный трамвайщиками круг. Между двумя воротами депо высилась жидкая, пустая еще трибуна с микрофоном-усилителем. К трибуне подходили делегаты. Сводный оркестр коммунальников и канатчиков пробовал силу своих легких. Барабан лежал на земле.
По светлому залу депо, в котором стояли десять светло-зеленых вагонов, занумерованных от 701 до 710, шлялся московский корреспондент в волосатой кепке. На груди у него висела заркалка, в которую он часто и озабоченно заглядывал. Корреспондент искал главного инженера, чтобы задать ему несколько вопросов на трамвайные темы. Хотя в голове корреспондента очерк об открытии трамвая со включением конспекта еще не произнесенных речей был уже готов, корреспондент добросовестно продолжал изыскания, находя недостаток лишь в отсутствии буфета.
В толпе пели, кричали и грызли семечки, дожидаясь пуска трамвая.
На трибуну поднялся президиум губисполкома. Принц Датский, заикаясь, обменивался фразами с собратом по перу. Ждали приезда московских кинохроникеров.
– Товарищи! – сказал Гаврилин. – Торжественный митинг по случаю открытия старгородского трамвая позвольте считать открытым.
Медные трубы задвигались, вздохнули и три раза подряд сыграли «Интернационал».
– Слово для доклада предоставляется товарищу Гаврилину! – крикнул Гаврилин.
Принц Датский-Маховик и московский гость, не сговариваясь, записали в свои записные книжки:
«Торжественный митинг открылся докладом председателя Старкомхоза т. Гаврилина. Толпа обратилась в слух».
Оба корреспондента были людьми совершенно различными. Московский гость был холост и юн. Принц-Маховик, обремененный большой семьей, давно перевалил за четвертый десяток. Один всегда жил в Москве, другой никогда в Москве не был. Москвич любил пиво, Маховик-Датский, кроме водки, ничего в рот не брал. Но, несмотря на эту разницу в характерах, возрасте, привычках и воспитании, впечатления у обоих журналистов отливались в одни и те же затертые, подержанные, вывалянные в пыли фразы. Карандаши их зачиркали, и в книжках появилась новая запись: «В день праздника улицы Старгорода стали как будто шире…»
Гаврилин начал свою речь хорошо и просто:
– Трамвай построить, – сказал он, – это не ешака купить.
В толпе внезапно послышался громкий смех Остапа Бендера. Он оценил эту фразу. Ободренный приемом, Гаврилин, сам не понимая почему, вдруг заговорил о международном положении. Он несколько раз пытался пустить свой доклад по трамвайным рельсам, но с ужасом замечал, что не может этого сделать. Слова сами по себе, против воли оратора, получались какие-то международные. После Чемберлена, которому Гаврилин уделил полчаса, на международную арену вышел американский сенатор Бора. Толпа обмякла. Корреспонденты враз записали: «В образных выражениях оратор обрисовал международное положение нашего Союза…» Распалившийся Гаврилин нехорошо отозвался о румынских боярах и перешел на Муссолини. И только к концу речи он поборол свою вторую международную натуру и заговорил хорошими деловыми словами:
– И я так думаю, товарищи, что этот трамвай, который сейчас выйдет из дела, благодаря кого он выпущен? Конечно, товарищи, благодаря вот вам, благодаря всех рабочих, которые действительно поработали не за страх, а, товарищи, за совесть. А еще, товарищи, благодаря честного советского специалиста, главного инженера Треухова. Ему тоже спасибо!..
Стали искать Треухова, но не нашли. Представитель Маслоцентра, которого давно уже жгло, протиснулся к перилам трибуны, взмахнул рукой и громко заговорил о международном положении. По окончании его речи оба корреспондента, прислушиваясь к жиденьким хлопкам, быстро записали: «Шумные аплодисменты, переходящие в овацию…» Потом подумали над тем, что «переходящие в овацию…» будет, пожалуй, слишком сильно. Москвич решился и овацию вычеркнул. Маховик вздохнул и оставил.
Солнце быстро катилось по наклонной плоскости. С трибуны произносились приветствия. Оркестр поминутно играл туш. Светло засинел вечер, а митинг все продолжался. И говорившие и слушавшие давно уже чувствовали, что произошло что-то неладное, что митинг затянулся, что нужно как можно скорее перейти к пуску трамвая. Но все так привыкли говорить, что не могли остановиться.
Наконец, нашли Треухова. Он был испачкан и, прежде чем пойти на трибуну, долго мыл в конторе лицо и руки.
– Слово предоставляется главному инженеру, товарищу Треухову! – радостно возвестил Гаврилин. – Ну, говори, а то я совсем не то говорил, – добавил он шепотом.
Треухов хотел сказать многое. И про субботники, и про тяжелую работу, обо всем, что сделано и что можно еще сделать. А сделать можно много: можно освободить город от заразного привозного рынка, построить крытые стеклянные корпуса, можно построить постоянный мост вместо временного, ежегодно сносимого ледоходом, можно, наконец, осуществить проект постройки огромной мясохладобойни. Треухов открыл рот и, запинаясь, заговорил:
– Товарищи! Международное положение нашего государства…
И дальше замямлил такие прописные истины, что толпа, слушавшая уже шестую международную речь, похолодела. Только окончив, Треухов понял, что и он ни слова не сказал о трамвае, «Вот обидно, – подумал он, – абсолютно мы не умеем говорить, абсолютно».
И ему вспомнилась речь французского коммуниста, которую он слышал на собрании в Москве. Француз говорил о буржуазной прессе. «Эти акробаты пера, – восклицал он, – эти виртуозы фарса, эти шакалы ротационных машин…» Первую часть речи француз произносил в тоне ля, вторую часть – в тоне до и последнюю, патетическую – в тоне ми. Жесты его были умеренны и красивы.
«А мы только муть разводим, – решил Треухов, – лучше б совсем не говорили».
Было уже совсем темно, когда председатель губисполкома разрезал ножницами красную ленточку, запиравшую выход из депо. Рабочие и представители общественных организаций с гомоном стали рассаживаться по вагонам. Ударили тонкие звоночки, и первый вагон трамвая, которым управлял сам Треухов, выкатился из депо под оглушительные крики толпы и стоны оркестра. Освещенные вагоны казались еще ослепительнее, чем днем. Все они плыли цугом по Гусищу; пройдя под железнодорожным мостом, они легко поднялись в город и свернули на Большую Пушкинскую. Во втором вагоне ехал оркестр и, выставив трубы из окон, играл марш Буденного.
Гаврилин, в кондукторской форменной тужурке, с сумкой через плечо, прыгая из вагона в вагон, нежно улыбался, давал некстати звонки и вручал пассажирам пригласительные билеты на
1 мая в 9 ч. вечера
ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ВЕЧЕР
имеющий быть в клубе коммунальников по следующей программе:
1. Доклад т. Мосина
2. Вручение грамоты союзом коммунальников
3. Неофициальная часть: большой концерт и семейный ужин с буфетом.

На площадке последнего вагона стоял неизвестно как попавший в число почетных гостей Виктор Михайлович. Он принюхивался к мотору. К крайнему удивлению Полесова, мотор выглядел отлично и, как видно, работал исправно. Стекла не дребезжали. Осмотрев их подробно, Виктор Михайлович убедился, что они все-таки на резине. Он уже сделал несколько замечаний вагоновожатому и считался среди публики знатоком трамвайного дела на Западе.
– Воздушный тормоз работает неважно, – заявил Полесов, с торжеством поглядывая па пассажиров, не всасывает.
– Тебя не спросили, – ответил вагоновожатый, авось засосет.
Проделав праздничный тур по городу, вагоны вернулись в депо, где их поджидала толпа. Треухова качали уже при полном блеске электрических ламп. Качнули и Гаврилина, но так как он весил пудов шесть и высоко не летал, его скоро отпустили. Качали т. Мосина, техников и рабочих. Второй раз в этот день качали Виктора Михайловича. Теперь он уже не дергал ногами, а строго и серьезно глядя в звездное небо, взлетал и парил в ночной темноте. Спланировав в последний раз, Полесов заметил, что его держит за ногу и смеется гадким смехом не кто иной, как бывший предводитель Ипполит Матвеевич Воробьянинов. Полесов вежливо высвободился, отошел немного в сторону, но из виду предводителя уже не выпускал. Заметив, что Ипполит Матвеевич вместе с молодым незнакомцем, явно бывшим офицером, уходят, Виктор Михайлович осторожно последовал за ними.
Когда все уже кончилось и Гаврилин в своем лиловеньком «фиате» поджидал отдававшего последние распоряжения Треухова, чтобы ехать с ним в клуб, к воротам депо подкатил фордовский полугрузовичок с кинохроникерами.
Первым из машины ловко выпрыгнул мужчина в двенадцатиугольных роговых очках и элегантном кожаном армяке без рукавов. Острая длинная борода росла у мужчины прямо из адамова яблока. Второй мужчина тащил киноаппарат, путаясь в длинном шарфе того стиля, который Остап Бендер обычно называл «шик-модерн». Затем из грузовичка поползли ассистенты, юпитера и девушки. Вся группа с криками ринулась в депо.
– Внимание! – крикнул бородатый армяковладелец. – Коля! Ставь юпитера!
Треухов заалелся и двинулся к ночным посетителям.
– Это вы кино? – спросил он. – Что ж вы днем не приехали?
– А когда назначено открытие трамвая?
– Он уже открыт.
– Да, да, мы несколько задержались. Хорошая натура подвернулась. Масса работы. Закат солнца! Впрочем, мы и так справимся. Коля! Давай свет! Вертящееся колесо! Крупно! Двигающиеся ноги толпы – крупно. Люда! Милочка! Пройдитесь! Коля, начали! Начали. Пошли! Идите, идите, идите… Довольно. Спасибо. Теперь будем снимать строителя. Товарищ Треухов? Будьте добры, товарищ Треухов. Нет, не так. В три четверти… Вот так, пооригинальней, на фоне трамвая… Коля! Начали! Говорите что-нибудь!..
– Ну, мне, право, так неудобно!..
– Великолепно!.. Хорошо!.. Еще говорите!.. Теперь вы говорите с первой пассажиркой трамвая… Люда! Войдите в рамку. Так. Дышите глубже: вы взволнованы!.. Коля! Ноги крупно!.. Начали!.. Так, так… Большое спасибо… Стоп!..
С давно дрожавшего «фиата» тяжело слез Гаврилин и пришел звать отставшего друга. Режиссер с волосатым адамовым яблоком оживился.
– Коля! Сюда! Прекрасный типаж. Рабочий! Пассажир трамвая! Дышите глубже. Вы взволнованы. Вы никогда прежде не ездили в трамвае. Начали! Дышите!
Гаврилин с ненавистью засопел.
– Прекрасно!.. Милочка!.. Иди сюда! Привет от комсомола!.. Дышите глубже. Вы взволнованы… Так… Прекрасно. Коля, кончили.
– А трамвай снимать не будете? – спросил Треухов застенчиво.
– Видите ли, – промычал кожаный режиссер, – условия освещения не позволяют. Придется доснять в Москве. Целую!
Кинохроника молниеносно исчезла.
– Ну, поедем, дружок, отдыхать, – сказал Гаврилин. – Ты что, закурил?
– Закурил, – сознался Треухов, – не выдержал.
На семейном вечере голодный накурившийся Треухов выпил три рюмки водки и совершенно опьянел. Он целовался со всеми, и все его целовали. Он хотел сказать что-то доброе своей жене, но только рассмеялся. Потом долго тряс руку Гаврилина и говорил:
– Ты чудак! Тебе надо научиться проектировать железнодорожные мосты! Это замечательная наука. И главное – абсолютно простая. Мост через Гудзон…
Через полчаса его развезло окончательно, и он произнес филиппику, направленную против буржуазной прессы:
– Эти акробаты фарса, эти гиены пера! Эти виртуозы ротационных машин! – кричал он. Домой его отвезла жена на извозчике.
– Хочу ехать на трамвае, – говорил он жене, – ну, как ты этого не понимаешь? Раз есть трамвай, значит, на нем нужно ехать!.. Почему? Во-первых, это выгодно…"

История Вашингтонского трамвая восхитительным образом схожа со старгородским. В какой-то момент я перестал верить, что это возможно, но наконец настал сегодняшний день. Нагнали полиции, авто-эвакуаторов, чтобы если что, убрать в последний момент затесавшихся на пути машин:
P1060914

На боковой улице притаился эвакуатор для трамвая, а вдруг вагон с почётными гостями сломается?
P1060915

Шумные толпы народу собрались на митинг в честь пуска красного трамвая:
P1060917

Нет предела рукодельческой инициативе трудящихся (pantograph-head):
трамвай )
Все фото дня
roomd: (roomd)
Начался новый год, повесил календарь с рельсовым транспортом Стокгольма. В январе -- зимняя сцена середины 50-х годов. Если бы не другой цвет, вполне можно было бы спутать с 27-м трамваем где-нибудь в районе Коптевского рынка. Похожи друг на друга северные зимние города, и грязными дорожками вдоль рельсов, и приземистым "рынком" с заснеженной крышей, и очередью людей в тёмных пальто и шапкой-пирожком:
20160104_160158

Нашёл то же место на Google street view в наши дни. Всё не то -- вместо 4-го трамвая 4-й автобус, вместо "рынка" -- заурядное (но не в московском стиле) здание с аптекой, больше половины надписей цифрово замазано и вообще цвета слишком яркие:
stockholm2011
roomd: (roomd)
В музее дизайна Cooper-Hewitt сделали совершенно замечательную вещь: вместе со входным билетом дают волшебную палочку, которой можно помечать понравившиеся экспонаты и составить персональную коллекцию. По моему, гениально:
P1060110

Посмотреть тоже есть на что. Один этаж отдан выставке достижений британской студии Heatherwick. Программу выставки предполагается отмотать и оторвать самому себе экземпляр:
P1060023

Самый вездесущий её проект -- новый двухэтажный автобус TfL:
дизайн )
roomd: (roomd)
На станцию "14 стрит" линии A/C/E Нью-Йорского метро маленькие человечки решили подлезть, не заплатив:
P1050967

P1050966

Но там их уже ждали )
roomd: (roomd)
В 50-60 годы ХХ века многие города мира развлекались изничтожением своих трамвайных систем, но помимо автомобильно-идеологических причин, падению трамвая в Стокгольме посодействовал переход на правостороннее движение. Метро с автобусом и так теснили, поэтому решили новый подвижной состав к смене движения в 1967 году просто не закупать. Через пару десятков лет запустили историческую линию на Юргорден, к настоящему времени её продлили до центра и закупили современные вагоны:
P1020685

P1020687

Не доверяя умению туристов заплатить за проезд, по вагону ходят симпатичные контролёрши, заодно выполняющие роль справочного бюро "а на какой остановке надо выйти, чтобы попасть в музей АББЫ". На обратном пути роль справочного бюро выполняли мы, отвечая на вопрос двух пожилых румынок, "как попасть к королевскому дворцу" (социалистическая кооперация не дала им ни шведского, ни английский, зато в голове осел вполне приличный русский; бывшие при них два мужчины не говорили и на нём).

Исторические трамваи я иногда видел на горизонте, удалось заснять только один раз:
трамваи, музеи )

Все музейные фото: 1, 2.
roomd: (roomd)
Гётеборг -- второй по размеру город в Швеции, а так же город с самой хорошей трамвайной системой в этой стране. Стокгольмский трамвай по большей части пал жертвой перехода на правостороннее движение в 1967 году, сейчас в центре функционирует только одна короткая (но очень удобная!) линия №7 на музейный остров Юргорден.

В Гётеборге же трамвай уцелел и встречает, как и в большинстве немецких городов, хорошим путевым развитием сразу у вокзальной площади:
P1030926

Там же стоит музейный трамвайчик:
P1030921

И очень необычная Татра, которая есть только в Гётеборге и в...

популярный рельсовый транспорт )
roomd: (roomd)
После месячного перерыва прокатился на велосипеде. Ох, нелегко выходить из формы посередине лета, последние 10 миль совсем скис, ехалось устало (1, 2), ещё и жара подвалила. По счастью, дорогие партнёры по поездке тоже были после перерывов, так что всех не особенно тормозил.

***

На субботней прогулке по DC предлагали хорошую подработку, правда, боюсь врут насчёт зарплаты (или это в год, срок-то не указан):
P1010652

Что-то новенькое стекло-бетонное строят, но по-Вашингтонски невысокое:
P1010654

Read more... )
***

За эту неделю просмотрел кучу фильмов. Сначала "Существо в корзине 2" [3/5], через 25 после ознакомления на видео с первой частью. Наконец, пробел ликвидирован. Потом, back to back Sharknado-3 [1/5] (бредовый настолько, что даже поглумиться толком не над чем) и Lavalantula [3/5] (вполне терпимо; жалко, что партнёры по просмотру ничего, кроме Пепси не употребляют, иначе после кружечки пенного глумится было бы ещё веселее). Печально чувствуется бег времени -- если бы не титры, я бы и не узнал Стива Гуттенберга в главной роли.

Сегодня был фильм серьёзный, Wild [4/5]. Интересен как со стороны природно-походной (главная героиня с кондачка проходит Pacific Crest Trail c рюкзаком поначалу весом с неё), так и с жизненной, хорошая драма. Понравилось, рекомендую.
roomd: (roomd)
Филадельфия полна бомжами и фриками (мужик: посох, шляпа с коброй, футболка, горящая лампадка с табличкой):
P1000266

За последние годы Вашингтон как-то получше стал, а Филадельфия всё такая же. Разве что на центральном рынке больше хипстеров стоит в очереди за катанными вручную артизанальными пончиками:
P1000267

Фила )

Все фото дня
roomd: (roomd)
Ехать одному за рулём по знакомой до каждого знака 95-й совершенно невозможно, по себестоимости примерно тоже самое, если брать билеты немного заранее. Дешёвых билетов в ту сторону на поезд уже не было, так что в первый раз воспользовался услугами компании Megabus. Современные европейские двухэтажные автобусы Van Hool (лобовое стекло сделано в Финляндии). Памятуя о том, как было интересно сидеть у лобового окна на автобусе Нюрнберг-Прага, зарезервировал такое же место. Найдите 10 отличий:
P1000175



Несмотря на всё удобство общественного транспорта, от соседей зависит многое. Рядом сидела тихая женщина, сначала изучавшая, как доехать до буддистского монастыря где-то в штате Нью-Йорк, а потом читавшая статьи о нарколепсии на PubMed'e. Через проход повезло меньше, там была болтливая молодая пара, с гыканьем смотревшая что-то на телефоне. На какое-то время девушка отвлеклась на чтение книги из списка Опры, но надолго её не хватило. Всё это сопровождалось акробатическими упражнениями:

автобус и поезд )

Все фото дня

Happy cat

Apr. 12th, 2015 11:26 pm
roomd: (roomd)
Глядя на столько кошечек, хочется усыновить всех!
20150411_114254

Как несложно догадаться, повезло кошке с зелёненьким передничком:


Японцы меня всегда восхищают способностью сделать мимими даже из эмблемы доставочной фирмы (и при этом вполне по делу):
разные вишни )

Все фото дня
roomd: (caadx)
Читая журнал Bicycling, на секунду показалось, что наконец они решили обернуться лицом к обычным велосипедистам:

"Sometime in the fall of 2013, I had an epiph-
any: I am not a millionaire or a profes-
sional bike racer. But I have always been
drawn to cycling equipment as though I
were one or the other.
I love
the feel of a finely honed, high-performance race
bike, and I love the ethereal lightness of carbon.
They're both deliriously fun to ride, and they're
right for many riders.

But I realized that they might not always be
right for me. So I began a journey to find the
bike that is right. That bike would be useful and
practical for the kind of riding I actually do in
those instances when I'm riding solely for plea-
sure rather than evaluating something; it would
be as desirable to me as those sexy race bikes;
and it would be affordable on my middle-class salary.

It would be a bike that served the needs of the
real me rather than the aspirational version of me
I enjoy inhabiting when I'm on those superbikes
.
I sat down and made a list of who I am, how I
ride, what I need, and what I could afford.
I'm 5-foot-8, 157(ish) pounds, and not an amaz-
ing climber or a quick sprinter
. I don't need a
superstiff bike because of my size or abilities.

I don't race or do fast, competitive group
rides often. Most of my rides are solo, or
small group rides
that usually start with,
"Where should we go today?" And no matter
the answer to that question, I want to be on
a bike that is comfortable, capable, and fun.
Something light, lively, smooth, versatile,
and thap can tackle long, steep pavement
climbs or explore dirt roads for hours. Wide-
range gearing is a must, as is handling that
is more reactive than most endurance bikes."

Ну прямо описание меня и моих целей (кроме роста, что-то он потолще меня будет). Думаю, здравый смысл победил, сейчас чувак назовёт какой-нибудь байк типа моего. Перелистываю страницу, цена: 3995. "middle-class salary", my ass...

***

К статье о новых вагонах метро с более мягкими в закрытии дверьми, великолепный комментарий:
"The doors shouldn't be gentler. They should have blades in them so the doors will shut and the train can go without the operator having to open doors, localized or not. If you can't get in the car before the doors shut, wait for the next train."

ППКС.

***

На работе в контексте астрономии разослали великолепную ссылку на тему "Сколько экранов заняла бы Солнечная система, если бы Луна была размером в один пиксел". Очень наглядно показывает, насколько наш мозг неспособен воспринимать большие числа и почему мы до сих пор не очень-то летаем на Марс. Очень советую сходить, не надо ехать на Baltimore and Annapolis Trail, где тоже самое представлено в натурном виде:
roomd: (roomd)
Приснилось, что мой автобус выехал на берег океана и застрял в песке в нескольких метрах от волн. В соответствии с нынешним "Pictures or it did not happen", выскочил из него фотографировать, как всегда сетуя, что на телефон плохо получается в полумраке от низко нависающих зимних туч.

***

В настоящем автобусе, ехал сегодня как в заграничной стране, объявления автоинформатора только на испанском.
roomd: (roomd)
В ожидании поезда метро, заметил на путях в депо поезд с необычными и характерными цветами кабины, новой 7000 серии. Пока только обкатывают, без пассажиров:
roomd: (caadx)
В связи с редкой возможностью попользоваться велом из Capital Bikeshare всего за доллар, в первый раз прокатился на этом чуде техники. Станция на Old Georgetown Rd совсем недалеко от того места, где я обедаю. Получение велосипеда происходит через общение с автоматом, очень напоминающим автомат по продаже билетов:
From Capital Bikeshare Sep 2014


Прокатив кредитку, надо прочитать 137 страниц соглашения о пользовании и расписаться о согласии:
From Capital Bikeshare Sep 2014


После чего распечатывается пятизначный код в троичной системе:
10 миль )

Справедливо полагая, что запланированный 10-мильный маршрут за полчаса проделать не удастся, чтобы не платить пеню за просрочку, разбил его на три сегмента (доехав до очередной станции, велосипед можно сдать и тут же получить новый, ещё на полчаса, и так далее, на срок купленного абонемента): 1, 2, 3. Соответственно, попробовал три разных велосипеда по дорогам в Бетезде, ровному и асфальтированному Capital Crescent трейлу, грунтовому его же продолжению и некотором количестве холмов на обратном пути.

Велосипед тяжёлый, примерно в два раза тяжелее полностью снаряжённого велосипеда, на котором я езжу на работу. Останавливаясь, я привык придерживать руль парой пальцев. Попытавшись по привычке сделать это, велосипед я чуть не уронил. По части езды -- я никогда не ездил на мотороллере, но начальное ощущение было примерно такое же. Тяжелая машина, плавно входящая в повороты, вертикальная посадка, тихонько подвывает динамо для питания освещения. Потом я вспомнил, как 15 лет назад сел за руль Олдсмобиля приятеля -- типично американская машина, которая плывёт своей жизнью. Тормоза очень плавные, через руль не кувыркнёшься при всем желании. Трёхскоростная коробка передач, очень тормозная при понижении скорости -- с рывком переключалась через секунды полторы, напомнила поездки на автобусе ЛиАЗ-677 с советской АКПП. Так как передачи только три, то выкручивая самому разогнаться больше 16 МПХ не вышло (под хорошую горку он сам раскатился до 20). В гору ехать нелегко, но возможно. Средняя скорость движения 10-12 МПХ, больше никак. Шины толстые, можно ехать хоть по асфальту, хоть по грунту.

Резюме:
Даже если возле дома построят станцию, свои велосипеды я не продам :-) Но для неторопливого осматривания какого-нибудь не сильно холмистого города, если своего велосипеда с собой нет, вполне подойдёт. Ну и если бы я жил в центре какого-нибудь города типа Вашингтона, это был бы хороший вариант добраться до метро/от метро и мелких поездок до 3-4 миль, поскольку можно не бояться, что его сопрут, а разница в скорости на таком расстоянии непринципиальна. За цену моего велосипеда можно купить годичных абонементов на 20 с лишним лет.

Кстати, суточный абонемент действует немного больше суток, до 7:30 вечера завтра. Так что если кто с работы хочет попробовать -- это можно сделать.

Profile

roomd: (Default)
roomd

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:36 am
Powered by Dreamwidth Studios